Верховный суд разъяснил: какое тайное не может быть явным

Разболтать по секрету чужие тайны в курилке и угодить на скамью подсудимых — такие нерадужные перспективы нарисовал сплетникам Верховный суд. А вот приобретение шпионских гаджетов для прослушки или записи разговоров, по мнению судей высшей инстанции, далеко не всегда должно заканчиваться для покупателя уголовным делом. Важные комментарии по вопросам, связанным с нарушением тайны частной жизни, неприкосновенности жилища и других конституционных прав граждан ВС дал на заседании Пленума во вторник, 27 ноября.

Какое тайное не может быть явным?

Чтобы нарушить тайну частной жизни, теперь вовсе необязательно выкладывать чужие интимные фото или переписку в Интернет. Вполне достаточно «слить» информацию одному человеку с комментарием «только никому не рассказывай!». Это уже может стать основанием, чтобы возбудить против болтуна уголовное дело по статье 137 УК («нарушение неприкосновенности частной жизни»).

«Распространение сведений о частной жизни лица заключается в конфиденциальном или публичном сообщении их одному или нескольким лицам в устной, письменной или иной форме и любым способом», — сказано в проекте постановления Пленума.

При этом, как отмечается в документе, для наличия состава преступления ключевым моментом является отношение самого сплетника к информации, которая попала к нему в руки. Если он осознает, что это чужой личный секрет — преступление налицо. Если же он просто сболтнул лишнее случайно, преступлением такое поведение считать нельзя.

Правда, сами судьи ВС признаются, служители фемиды путаются в том, какую информацию считать личной тайной.

— К частной и семейной тайне следует относить сведения, которые касаются только самого человека и членов его семьи и которые не подлежат контролю со стороны государства в том случае, если эти сведения не носят противоправного характера, — пояснил судья Верховного суда Петр Кондратов, — Человек имеет право сам решать, какие из этих сведений доверять только себе, а какие можно сообщить, например, врачу, адвокату, священнослужителю.

Правда, высшей инстанции в ближайшее время предстоит разъяснить, как самому пострадавшему доказать, что в его жизнь сунул нос посторонний. Единственным доказательством здесь может стать аудио- или видеозапись, которая дословно зафиксирует слова преступника. Однако делая такую запись, сам пострадавший формально нарушит закон.

Прослушка телефона

Не менее интересные разъяснения Пленум дал по поводу нарушения тайны переписки, телефонных переговоров и использования шпионских гаджетов для слежки.

По мнению ВС, преступником является не только тот, кто прослушивает чужие разговоры, но и тот, к кому в руки попала распечатка с детализацией звонков.

В частности, нарушением тайны телефонных переговоров с учетом разъяснений высшей инстанции будет считаться нелегальный доступ к информации о входящих и исходящих звонках, дате, времени, продолжительности соединения и номерах абонентов. А незаконный доступ к содержанию переговоров — это уже не только прослушка и запись разговоров на диктофон в режиме инкогнито, но и получение доступа к смс-сообщениям, переписке в мессенджерах и видеозвонкам через Интернет-сервисы.

Еще один нюанс, который может отбить у любопытных граждан желание подсматривать и подслушивать — ответственность за нарушение телефонной тайны придется нести, даже если в разговорах или переписке не было личной информации.

А вот если сплетник вчитывается в чужую переписку с согласия одного из собеседников, преступлением это по мнению ВС считать нельзя.

Шпионские гаджеты

Следующее разъяснение касается скрытых камер, диктофонов и GPS-трекеров. Как отмечают в ВС, устройства для слежки за передвижением объекта люди часто покупают без злого умысла. Водители ставят такие маячки себе в машины, а родители покупают смарт-часы со спутниковой навигацией, чтобы не волноваться за детей.

Чтобы не подвергать добропорядочных граждан риску оказаться на скамье подсудимых, высшая инстанция пояснила, что сам факт приобретения таких гаджетов не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления. Главное, чтобы у покупателя не было умысла на негласное использование устройства:

«Например, лицо посредством общедоступного Интернет-ресурса приобрело специальное техническое средство, рекламируемое как устройство бытового назначения, и добросовестно заблуждалось относительно его фактического предназначения», — говорится в проекте постановления.

При определенных обстоятельствах шпионским гаджетом может быть признан обычный смартфон или видеорегистратор. Для этого нужно, чтобы агрегат подвергся дополнительной технической доработке: его перепрограммировали или присоединили к нему дополнительное оборудование, позволяющее негласно собирать информацию.

А вот на слежку за неверным супругом, безалаберным сыном или домашним животным запрет вообще распространяться не будет. Надеть на собаку ошейники с GPS-меткой или незаметно положить маячок подозреваемому в измене супругу в карман — это не преступление.

Неприкосновенность жилища

По делам о нарушении неприкосновенности жилища в прошлом году по данным ВС были осуждены 7609 человек. Для сравнения, по всем остальным делам о нарушении конституционных прав граждан количество приговоров исчисляется десятками в год. Тем не менее, у судей оставался неразрешенным вопрос: что именно считать жилищем. Будет ли преступлением вторжение в аварийный барак или сарай, в котором тем не менее живут люди?

На этот счет высшая инстанция дала четкие разъяснение: даже если дом по техническим или санитарным нормам не пригоден для проживания, подлежит сносу, официально выбыл из жилого фонда или формально считается расселенным, всё равно вторгаться туда нельзя, если там есть жильцы.

— Тот факт, что помещение не подпадает под понятие жилища, не является основанием для лишения граждан на защиту неприкосновенности, — пояснил зампред Саратовского областного суда Артем Аниканов.

Такая же ситуация и с теми, кто живет в съемном жилье без официального договора аренды. Даже если жильцы не могут подтвердить законность своего нахождения на квадратных метрах, это не повод вторгаться без разрешения к ним на порог.

При этом, как отмечается в проекте постановления Пленума, не могут признаваться жилищем погребы, сараи, бани и гаражи, а также помещения в торговых центрах и на вокзалах, купе поездов и корабельные каюты. Не получится привлечь к уголовной ответственности и того, кто без приглашения залез в туристическую палатку. Наконец, принцип неприкосновенности не действует на жилые помещения, переоборудованные под склад или мастерскую.

 mk.ru